Заявка на подбор тура
Заявка на подбор тура
Главная \ Новости \ Вьетнам: приключения начинаются, когда сворачиваешь с дороги

Вьетнам: приключения начинаются, когда сворачиваешь с дороги

Вьетнам: приключения начинаются, когда сворачиваешь с дороги

Вьетнам: приключения начинаются, когда сворачиваешь с дороги

Akvapark-Dam-Sen-Hoshimin-Vetnam

Трое в лодке

Вокруг нас собралась целая толпа вьетнамцев. Они тараторили на своем, смеялись, недоумевали, удивленно охали. Самые любопытные ощупывали диковинные запчасти, постепенно собирающиеся в скелет какой-то здоровой штуковины, внимательно наблюдали, как мы натягиваем на него шкуру из ПВХ. Когда увидели лопасти весел, все прояснилось: это лодка. Мы спустили ее на воду и скрылись за мысом, а вьетнамцы проводили нас немым изумлением.

Мы - трое друзей (Миша, Оля и я) - привезли с собой в самолете байдарку, собрали ее и отчалили от берега. Перед нами открылись бескрайние просторы тропической природы, теплое небо нараспашку. Можем грести куда хотим - потрясающее чувство свободы! Мы выбрали залив Халонг.

Халонг - это бухта в Южно-Китайском море, унизанная тысячами маленьких и больших островов. Благодаря им в бухте не бывает сильных штормов и условия для рыболовства и аквакультуры отменные. Люди тут живут на побережье или прямо в море. Строят из пенопласта и пустых бочек плоты, а на них - дома. И плавают вместе с детьми, собаками, огородами и всей сельской инфраструктурой. В таких плавучих деревнях есть даже улицы-каналы и номера домов.

Только проплывая от острова к острову в лодке, можно прочувствовать весь колорит местной жизни и роскошь природы. Чаще всего вода в заливе спокойная, что делает Халонг одним из лучших в мире мест для каякинга. Однако в Интернете мы не нашли никакой информации о подобном путешествии. Туристам предлагают готовые вояжи на лайнере с прогулками на пластиковых каяках. Вечером их привозят обратно в отель. Ничего больше. Может, кто и ходил в автономный маршрут через острова Халонга, но не написал об этом. Техническая информация для похода у нас отсутствовала. Где мы найдем места для ночлега, как будем пересекать судоходные проливы и сколько чудес и приключений нас ждет? Все предприятие было овеяно духом неизвестности и первооткрытий.

Так есть хочется, аж переночевать негде

Вечерело. Мы шли в узких проливах между мангровыми зарослями близ острова Катба. Мангры растут прямо в соленой воде и являются эпицентром морской жизни. Вьетнамцы настроили для них искусственные отмели и дамбы, создав в море огромные лабиринты из мангровых лесов. В прилив они затапливаются, и сюда заходит рыба.

Уже совсем стемнело. Мы в центре лабиринта. На первый взгляд, по бокам берега и лес, но палатку тут не поставишь - затопит. Начались ракушечные фермы – это жерди и бревенчатые настилы в воде с привязанными садками для ракушек. В прилив они полностью уходят под воду. Мы уже начали прикидывать, насколько реально спать в байдарке втроем, как вдруг из густых сумерек посреди реки появилась хижина на высоченных сваях. Наверное, тут живут работники ферм.

Мы причалили. Вверх в домик вела длинная лестница, заросшая ракушками. Внутри - никого. Чудесное место для ночлега! Ребята подняли вещи и расположились, я же осталась спать в лодке, чтобы ее не украли. Всю ночь одолевали москиты...

К рассвету вода поднялась на несколько метров. Я проснулась в байдарке прямо у порога дома! Перекусив рисовыми плюшками, двинулись дальше. До открытого моря по прямой совсем чуть-чуть, но немалых усилий стоило распутать мангровый лабиринт.

По морю понеслись с ветерком. Рыбаки удивленно смотрели нам вслед. Акватория вблизи материка и острова Катба оказалась оживленной. Приходилось опасаться барж, катеров, рыболовных судов разного размера и туристических лайнеров. И страстно налегать на весла, пересекая проливы с плотным трафиком.

Положение с ночлегом в море не улучшилось. Каждый раз было целым приключением найти место под палатку - даже среди тысяч островов. Карстовый рельеф местности обусловил обрывистые берега, крутые скалистые горы. К ним даже не причалить. Во время отлива обнажались и манили белые песчаные отмели вдоль неприступных островных скал. Но мы знали, что ночью весь этот райский пейзаж уйдет под воду.

На карте была отмечена плавучая деревня, и мы гнали лодку как могли, чтобы успеть туда до темноты. Напросились поставить палатку у них на плоту. Хозяева пригласили к столу, где они плотно выпивали. Разговор особо не клеился, по-английски никто почти не говорил. Из обрывков ломаных фраз можно собрать следующий смысл беседы: «Почему ты один мужчина, а мадам две? Сколько лет? А давай одну выдадим тут замуж. Вот, например, за этого доброго парня». Вьетнамец-жених расплылся в пьяной улыбке и распахнул объятия. Тут Миша, предчувствуя неладное, положил руки нам на плечи и сказал: «Нет, это мои жены». Компания притихла пораженная: «Вы что, бум-бум втроем?» На этой ноте мы предпочли покинуть вакханалию...

Наутро снова в путь. О, цивилизация! На горизонте появились многоэтажки, дороги, автомобили. Там явно должны быть горячая вода и электричество, а главное - суп! Нас встречает порт Катба. За несколько дней пути мы обошли большой остров вокруг и теперь заходили в город с юга. Тут запланирован долгожданный отдых.

Не сказать, что мы устали от походной жизни, к ней-то мы привычны. Приноровились ночевать на необитаемых островах в буддийских алтарях - маленьких домиках, построенных в скалах и защищенных от прилива (там иногда можно даже поживиться рисовой водкой и питьевой водой). Усталость накопилась от десятков часов, целых дней, проведенных с веслом в море. Это вам не в пруду на лодочке покататься. Болит все: пресс, косые мышцы, дельта, трапеция. Только к концу второй недели организм войдет в такую форму, что тело будет грести автоматически, не чувствуя усталости. Это становится так же естественно, как дышать.

Горный туризм по-русски

Оля с легкостью забрасывает 20-килограммовый рюкзак на плечи и вприпрыжку проносится вверх по тропе. Бывалая походница наконец в своей стихии. Чем тяжелее у нее рюкзак, тем веселее она скачет. За ней, наматывая лианы на верхушку рюкзака, тяжелой походкой идет Миша. При виде гор, через которые нам придется перетащить лодку, он просит «вернуть деньги за тур».

Итак, мы решили пересечь остров Катба по тропе через национальный парк. Тропа идет по горам и джунглям до деревни Вьетхай, это единственное сухопутное сообщение с ней. А дальше мы вновь спустимся к морю. Наш бот у нас в рюкзаках.

Эпично прошагав 20 км по джунглям со всем скарбом и байдаркой, вышли к причалу, разбили лагерь. Наутро процесс превращения рюкзаков в пятиметровую спортивную лодку еще раз произвел фурор среди местных жителей. Они спрашивали, откуда мы, и в ответ качали головой. Кто еще, кроме сумасшедших русских, может пойти в горы с лодкой! Зато какую головокружительную мобильность это дает. Когда заканчивается суша, нет никаких препятствий идти дальше в море.

Нас принял Будда

Мы отчалили. На этом этапе погода резко поменялась. Похолодало, задули тугие порывистые ветры. Шел дождь, на перекрестных с ветром течениях море бушевало, волны местами захлестывали с головой. Наша открытая лодка то и дело грозила пойти ко дну.

Рубимся через большой пролив, почти три километра в ширину. Оглядываюсь на далекие туманные берега. Встречный ветер не дает ходу, в лодку с каждой волной заливаются десятки литров воды, нос зарывается, сидим уже по пояс в воде. Раскачивающаяся байдарка идет через волны, как гусеница, каркас скрипит, вода прибывает. Еще одна волна вновь обдает холодной водой с головы до ног. Мы с Олькой в панику, а Миша сзади орет: «На ход! На ход! Все в порядке! Синхронно! Раз! Раз!» И мы, стиснув зубы, гребем изо всех сил. Всегда ведь верили в это его «все в порядке» – каждый раз на грани крушения.

Но вот остров уже близко. Сначала появляется утешительная мысль, что в случае чего до него можно добраться и вплавь. Наконец берег. В гроте прячемся от ветра, вычерпываем воду. И дальше в путь.

Под вечер совсем вымотались, вымокли и замерзли. Температура воздуха около 10 градусов. Подошли к огромному проливу. Там шли баржи, стояли большие корабли с кранами, к их бортам швартовались корабли поменьше. И дуло так, что весла вырывало из рук. Волна. Противоположные берега еле видно. Идти через пролив - дело рискованное в такую погоду и с таким плотным судоходством. Тем более что скоро стемнеет и неизвестно, где мы найдем место для ночлега.

Приняли решение зайти в тихую бухту острова на краю пролива. В глубине нее, в скалах, стоял буддийский домик. Это единственное место, которое не затопит в прилив.

Домик - три стены, пристроенные к пещере в скале, внутри – буддийский алтарь. Теперь это наш дом. Здесь мы два дня пережидали непогоду, читали Экзюпери, говорили, размышляли, я рисовала, друзья мне позировали. Смотрели, как дождь идет горизонтально и ветер срывает верхушки деревьев, торчащие из-за скалы.

Ночью прилив затопил все 30 метров берега и ступени, ведущие в дом. Лодка, которую мы затащили на берег повыше и привязали рядом, теперь вновь плавала в море. Вода подошла вплотную к дому. Странное чувство, когда тебе в порог бьет прибой, а ты спишь на полу в полуметре от него. Первую ночь мы нервничали, все бегали смотреть, где там вода, на вторую привыкли. Открываешь дверь - а вокруг везде море...

Наступил третий день. Ждать больше нельзя. Еды осталось очень мало. Весь рацион теперь состоит из горстки риса утром и вечером. Но что хуже всего – запасы воды почти иссякли.

Ветер немного успокоился. Выходим. Тот самый судоходный пролив, остановивший нас в начале шторма, не узнать. Он мне снился и наводил ужас. Теперь мы шли уверенно по спокойной воде, без суеты огибая корабли. Скоро наш маленький необитаемый остров скрылся из вида.

Вьетнамский детектив

До ближайшей островной деревни должно быть порядка двух дней гребли вдоль архипелага. Но первая задача - добыть питьевой воды. Пошли побираться по жемчужным фермам и баркасам. Так удивительны были нам эти люди, всю жизнь плавающие в море. Зачастую баркас - это и есть их дом. Помимо рыболовных снастей в него вмещается весь семейный быт. Они ловят рыбу, приходят в город, продают, возвращаются на лодку, опять идут в море.

Но с еще большим удивлением эти люди смотрели на нас - европейцев, прибывших из другого мира, чтобы праздно шататься по их морю на странной маленькой лодке. Вот так мы и смотрели друг на друга...

Подходя к фермам, мы вытягивали пустую пластиковую бутылку, жестами имитируя питье и выкрикивая слово «вода» на всех знакомых языках. Наклянчили четыре литра - уже не умрем. Но вопрос с едой оставался открытым. Съели последнюю печенюшку. Она рассосалась, еще не дойдя до желудка. Сегодня можно рассчитывать только на маленькую тарелочку риса вечером. Чувство голода сопровождает теперь все время.

Надо грести. Сквозь волны и ветер. А до деревни еще очень далеко. И тут, о чудо, море остановилось. Оно стало таким, каким море быть как будто не может, — зеркалом. Установился полный штиль. Мы кочегарим узлов пять. Десятки километров пролетают незаметно. Погода позволяет выйти в открытое море и взять курс напрямик к деревне.

К обеду заходим в заветную бухту. Но деревни на берегу нет. Вместо нее на нас смотрят береговые батареи. Укрепления, «колючка» и пушка времен войны. Неужели на острове больше нет деревни, а только военная база? Подходим к берегу, чалимся. Все тихо, спокойно. Нашли развалины пляжных навесов и настилов, расположились. Олю оставляем на берегу с вещами, идем на разведку вглубь острова. Наткнулись на бетонную дорогу. Пошли по ней. Дети проехали на велосипеде, показались дома, огороды, улицы, запахло азиатскими специями. Мы спасены!

В тот день я ела, пока не упала. Поглощала тарелку за тарелкой - мне казалось, что больше никогда не почувствую сытости.

Жители деревни были слегка шокированы нашим появлением. В уличной кафешке мы сидели как экспонаты, вьетнамцы стали приводить детей, показывать им больших белых людей. Дети почему-то кидались в слезы. Похоже, на этих островах никогда не бывает европейцев.

Позже мы привлекли еще чье-то внимание. Происходящее стало напоминать детектив. За нами установили слежку. Когда ночью мы возвращались в свой лагерь на берегу, за нами шли какие-то люди. Потом проехал мотобайк, хотя в той стороне ничего нет. Мы понимали, что все эти странные действия в нашу честь, и насторожились. Известно, что Вьетнам - страна не самых порядочных нравов.

Они проследили за нами до лагеря. Мы притихли возле палатки и наблюдали, как нас окружают тени. Это продолжалось полчаса. Наконец к нам открыто подошли несколько человек и что-то спросили. Моих знаний вьетнамского хватило, чтобы сказать, что мы из России и приплыли на каяке из Хайфона. Последнему они сильно удивились. Попросили паспорта. На всякий случай не выпуская их из рук, мы показали. Дальше с помощью гугл-переводчика вьетнамцы объяснили, что они - офицеры, а эти острова входят в пограничную зону, иностранцам запрещено находится здесь без разрешения. До китайской границы действительно недалеко, и мы слышали о пограничном конфликте между странами. На острове была военная база, половина людей ходила в военной форме, это мы тоже заметили. Но эти ребята были в штатском.

Нас повели на заставу. По дороге они заявили, что мы должны всего лишь зарегистрироваться там, но это стоит 50 долларов. Ага, вот к чему они клонят. И следующая фраза: «А мы можем замять по-быстрому, всего лишь за пять баксов с человека». У меня была мысль не давать взятку, а принципиально дойти до части и выяснить, что же все-таки происходит. Но Миша предпочел сразу отсчитать 15 долларов и избавить нас от дальнейших приключений. При виде денег «офицеры» пришли в восторг, пожали нам руки и довольные удалились в сторону деревни. Да, это был банальный развод. И поразительно, сколько людей в нем было задействовано ради куша в 15 баксов.

Зато ночь прошла спокойно.

Почетные робинзоны

Через два дня у нас самолет из Ханоя. А мы еще черт знает где. Опять поднялся сильный ветер. Чуть не потонули, пока обходили мыс острова Нгок Вунг. Что-то там было такое, что заставляло море буквально кипеть, швыряя нас из стороны в сторону. Лодку подбрасывало на волнах. Миша на руле держал курс в море, где вообще был армагеддон из воды и пены. Мы с Олей заверещали, что не хотим идти в море, и побросали весла. А он орал, чтобы мы гребли, ведь «все в порядке»: нельзя было допустить, чтобы байдарка встала боком к волне, иначе нас бы сразу перевернуло. Поэтому он держал курс в море, и мы ныряли в каждую встречную волну. А в момент, когда я уже приготовилась катапультироваться из тонущей лодки и плыть к берегу, Миша резко разворачивается почти на 180 градусов по волне, нас подхватывает гребень, и мы стремительно несемся на нем. Серфинг на байдарке! Визжим от восторга, а Миша судорожно вычерпывает воду...

До материка еще 50 км. Время поджимает, погода портится. Впереди несколько больших проливов. Ситуация с ночлегом, как всегда, не ясна. Нам под силу пройти 50 км за день, но только в хорошую погоду. По прогнозу - дождь и ветер. Мы уже чувствуем дыхание шторма.

У пирса на большом острове стоит катер. Гребем к нему. С помощью жестов и моих скудных знаний вьетнамского выясняем, что через полчаса катер отправляется в город на материк и возьмет нас за 200 тысяч донгов ($10) с человека. Радости нашей нет предела. С горем пополам скомкали мокрую шкуру байдарки и вещи, в смятении разобрали каркас. Уже не успевая упаковать ничего в рюкзаки, загрузились на катер и заняли весь трюм со своими пожитками.

К отплытию на катер пришли какие-то приличные люди в костюмах. Как же их сюда занесло? Отчалили. Тут началось что-то странное. Нас все начали кормить и оказывать нам небывалое почтение. По окончании трапезы дали пива и сказали, что все бесплатно. Вдобавок подошла женщина и вернула деньги, которые мы заплатили капитану за проезд. Посыл был неясным, но мы поняли так, что у этих ребят деловой выезд, а нас взяли «автостопом». Их тронуло, что мы иностранцы и путешествуем по их стране таким нетрадиционным способом. И еще им хотелось, чтобы Вьетнам запомнился нам в положительном свете...

С радостью робинзонов ступили на материк в большом городе Халонге. Набережная, отели, колесо обозрения, шик и блеск дорогих ресторанов. А по другую сторону парапета набережной - совсем другой мир, другой город. Здесь баркасы и рыбацкие лодки выстроены в ряды и являются как бы продолжением городских улиц, только в море. Между ними плавает лодочница и развозит людей с пирса по домам. С одной стороны - сверкающие витрины и богачи, с другой - люди, живущие в лодках. И это пронзительное расслоение считается нормой.

...Наш круиз окончен. Остается денек на то, чтобы почувствовать себя нормальными людьми, шатаясь по улицам больших вьетнамских городов среди туристов, торговцев, велорикш и миллиона мотобайков. Правил на дорогах не существует, светофоры просто для красоты. «Пешеходный переход?» - «Не, не слышали». Тротуары - это либо парковка для мотобайков, либо уличные кафе. Люди и по дороге пройдут.

Совершенно не нужны урны, весь мусор сметается на обочину. Подумаешь, остатки продуктов полежат, протухая, до вечера - ночью проедет машина, уберет. Рынки, рынки, рынки. Они везде. На коленке готовят еду, тут же на тротуаре ставят пластиковый столик и стульчики высотой 20 см – вот тебе и кафешка. Какие санитарные нормы, здесь все стерильно! Зато какая простота бытия. Это тебе не Европа и не Россия, где все нельзя. В Азии все можно. Поглотит ли когда-нибудь глобализация этот самобытный мир? В какой-то мере - безусловно. Но пока он есть, и это – интереснейшее место для путешествий и открытий. 

Отзывы
Добрый день! Выражаем огромную благодарность вашей турфирме и в частности Наталье за организацию отдыха в Болгарии. Страна ОЧЕНЬ понравилась, все было интересно и позитивно!
Мой отпуск выпал на начало мая и у нас встал выбор, куда лететь в Таиланд или в Турцию. Решили остановиться на Анталии. Стали искать туры, обратились в вашу компанию. Оказалось, что в мае самые дешевые путевки! Уже в аэропорту я почувствовал сервис: нас встретил гид и проводил в комфортабельный автомобиль. В отеле нас разместили очень быстро, даже не дожидаясь часа икс. Номер нас ждал заранее (опять же еще один плюс отдыха в мае, в отелях мало народу). Мы заселились, переоделись и сразу же пошли завтракать.